?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Что-то странное случилось депутатами «Единой России» членами Совета Федерации в ноябре. Сославшись на «общественный резонанс», группа из двух депутатов Госдумы (О.Баталиной и О.Окуневой) и двух членов Совфеда (Г.Кареловой и З.Драгункиной) внесли на этой неделе свой законопроект о декриминализации побоев в семье: «У людей вызывало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников являются преступлением, а такие же действия, совершенные на улице, - административным правонарушением, - отметила Баталина. – Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить», - цитирует Баталину сайт «Единой России».

Почему все эти уважаемые люди только сейчас увидели часть того, о чем родительская общественность и Елена Мизулина твердила им с июня этого года, когда Госдума и Совет Федерации в спешке принимали 323-ФЗ? Где Ольга Баталина и другие депутаты и сенаторы были в июне, когда избиратели их просили этот закон не принимать?

Напомню, 28 июля 2016 года состоялось заседание комитета Совета Федерации под председательством А. Клишаса. Члены комитета должны были поддержать или не поддержать законопроект, который облегчал участь взяточников и алиментщиков, но вводил уголовное наказание до 2-х лет лишения свободы за побои без причинения вреда для здоровья, совершенные в кругу близких лиц. Иными словами, законопроект позволял заводить уголовные дела на родителей по любому синяку или царапине, а потом «расследовать», как ребенок их получил.

Вот как члены профильного комитета Совфеда обсуждали этот дикий для огромного большинства нашего общества законопроект:


Что, в частности, говорит членам комитета Елена Мизулина:

- 323-ФЗ – это пример того, как Госдума может извратить первоначальное содержание закона и поручение президента РФ (президент просил Думу принять закон, который избавил бы от тюрьмы тех, кто в первый раз оступился, но отнюдь не просил принимать закон, который обяжет заводить уголовные дела на родителей за воспитательный шлепок);

- поправки, внесенные в 116 статью законопроекта по своему содержанию, противоречат Конституции России, поскольку закон выделяет отдельную группу «близкие люди», по отношению к которой наказание ужесточается, то есть, в обществе появляется дискриминируемая группа населения;

- поправки в 116 статью были внесены незаконно: между первым и вторым чтением закона (который одновременно являлся и третьим), думский комитет Павла Крашенинникова внес поправки, криминализирующие конфликты внутри семьи, причем изменения были внесены тайно, без обсуждения, чтобы никто не мог этому воспрепятствовать, то есть, с грубым нарушением регламента;

- в существующем виде 323-ФЗ превращается в свою противоположность, так как он задумывался для того, чтобы деяния, не имеющие большой общественной опасности, были переведены разряд административных нарушений, а не для того, чтобы объявить близких людей общественно-опасной группой;

- родительские комитеты уже бьют тревогу, выходят на протесты, и собирают подписи против принятия этого законопроекта, поскольку понимают, что после принятия закона любой синяк, с которым ребенок придет в школу или детский сад – это повод для возбуждения уголовного дела, а уголовное дело, в свою очередь – это основание для отобрания ребенка.

- поскольку поправки в 116 статью вносились спешно, «на коленке», без обсуждения в рабочих группах, то родительские шлепки, да и любые внутрисемейные ссоры, оказались приравнены к побоям из хулиганских побуждений или из расовой, национальной, религиозной ненависти, по которым исключена возможность примирения сторон, так как такого рода конфликты носят антиобщественный характер. (То есть, если подрались братья, сестры и т.д., то забрать поданное сгоряча заявление теперь будет невозможно, даже если эти братья-сестры давно помирились между собой, поскольку в глазах закона они приравнены к хулиганам и антиобщественным элементам!);

- поправки в 116 статью противоречат 5-й статьи Конвенции о правах ребенка ООН в соответствии с которой родители вправе выбирать методы воспитания;

- если законопроект будет принят, то законодатели подведут президента, так как 323-ФЗ принимается по его наказу, но поправки в 116 статью этому наказу противоречат, так как президент – противник ювенальной юстиции и никогда не поручал ни ужесточать ответственность по отношению к родителям и другим членам семьи, ни вводить процессуальное неравенство по отношению к любым группам общества.

Что еще – все четко и ясно сказано: поправки в 116 статью вводят в России ювенальную юстицию, противоречат поручению, данному президентом в Федеральном послании, и Конституции России. Казалось бы, самым естественным для комитета было бы дать Совету Федерации рекомендацию не принимать 323-ФЗ, пока поправки в 116 статью не будут обсуждены в рабочих группах и не согласованы.

Но от аргументов Елены Мизулиной отмахнулись: сенатора не поддержал ни один человек. С благословления А.Клишаса, комитет, при одном воздержавшемся и одном голосе «против», закон одобрил.

На следующий день 29 июня, 323-ФЗ закон должен был быть принят или отклонен Советом Федерации. Вот как это происходило:


Елене Мизулиной и 3-х минут не дали, чтобы высказать свою позицию, тем не менее, среди сенаторов оказалось несколько человек, которые услышали мнение своих избирателей и поддержали ее позицию. Но подавляющее большинство, к сожалению, предпочло играть на естественных человеческих чувствах, рисовало картины жестоких «избиений», тогда как то, что причиняет даже малейший вред здоровью, подпадает под совершенно другую статью и не являлось предметом обсуждения. Часть выступающих привычно озвучивало недостоверную статистику (которая обычно берется из соцопросов, проведенных каким-нибудь НКО с выборкой в 100 человек). Все эти приемы нам хорошо знакомы еще с того времени, когда ювенальную юстицию продвигали в католических странах Запада и Латинской Америки. Андрей Клишас, без зазрения совести, уверял собравшихся, что ни о какой ювенальной юстиции и речи не идёт (если по каждому синяку в жизнь семьи вмешивается полиция, то как иначе это можно назвать)?

Отдельно хотелось бы сказать о тех сенаторах (А.Клишасе, О.Ковитиди и В.Матвиенко), которые говорили: давайте примем закон как есть и посмотрим на правоприменительную практику, если что-то пойдет не так, то мы всегда сможем принять поправки к закону.  Это означает, что законодатели, вместо того, чтобы согласовывать и оттачивать в рабочих группах и согласительных комиссиях формулировки законов, учитывая все возможные последствия своего законотворчества, ставят эксперименты над своим собственным народом, над нашими детьми. Их, кажется, не волнует то, что каждый ребенок, разлученный с родителями без крайних на то оснований, погружается в такой тяжелейший стресс, что пережитая психологическая травма останется с ним на всю его жизнь. Что переживают при этом родители – я и не говорю.

Почему же Совет Федерации, а конкретно, В.Матвиенко (это очень заметно на видео с заседания) так торопились во что бы то ни стало принять этот закон до начала парламентских каникул? Во-первых, законодателям нужно было отчитаться перед президентом о том, что его поручение выполнено (не рассказывая, естественно, про законодательную мину, заложенную под семью). Во-вторых, принятия 323-ФЗ очень ждал «бизнес», ведь этот закон, кроме всего прочего, дает возможность лицам, в первый раз попавшимся на взятке, подлоге и т.д. заменить уголовную судимость административным штрафом (шлепнул своего ребенка – сразу уголовник, взял взятку – на первый раз иди с миром). Именно этой спешкой и страстным желанием законодателей облегчить бизнесу жизнь и воспользовался автор ювенальных поправок Павел Крашенинников и его ювенальные коллеги. Тогда, в июне, никто, кроме Елены Мизулиной и поддержавших ее сенаторов, не услышал голоса родителей России и не задумался над тем, к каким диким последствиям может привести принятие ювенальных норм, при которых (задумайтесь только!) посторонний человек может спокойно ударить чуждого ребенка и отделаться штрафом, а родитель за воспитательный шлепок может угодить в колонию-поселение, а ребенок — в детдом или фостерную семью (где с него будут сдувать пылинки).

Почему в июле ни депутатам фракции «Единая Россия» (как, впрочем, и всех других фракций), ни членам Совета Федерации не было никакого дела ни до общественного мнения, ни до коллизий, вытекающих из принимаемого ими закона? Депутаты и сенаторы отмахивались от всех аргументов и предупреждений Елены Мизулиной, не желали ничего слушать, выключали микрофон, закатывали глаза на ее аргументы, поднимали на смех, а в СМИ была развернута целая кампания по ее дискредитации!  Когда 27 июля, уже после принятия 323-ФЗ, Елена Мизулина внесла свой законопроект о декриминализации «воспитательных шлепков», А.Клишас сразу же выступил против.

Что же случилось в ноябре? Почему депутаты и сенаторы, которые были глухи к аргументам Елены Мизулиной и общественному мнению, сделали вид, что «по утру они проснулись», увидели «коллизию» в существующем законодательстве и внесли на рассмотрение Госдумы фактически тот же проект, который 27 июля внесла сенатор Мизулина, с одной только разницей – в нем вообще не упоминается 323-ФЗ?

Потому что, во-первых, иначе им придется объяснять, почему они принимают такие сырые законы, которые уже через несколько месяцев требуют серьезного пересмотра; объяснять почему депутаты и члены Совфеда проголосовали против воли своих избирателей и президента РФ (и избиратели, и президент против «ювеналки»).  А во-вторых, потому что Елена Мизулина оказалась права, законодатели подвели президента: тот дал им поручение сделать доброе дело, освободить тюрьмы от оступившейся в первый раз молодежи, а они приняли закон, вызвавший волну протестов, пикетов, митингов, которая докатилась до его администрации: в октябре президенту были переданы более 172 тыс. живых подписей граждан против 323-ФЗ. А в-третьих, речь уже зашла о том, чтобы раз и навсегда разобраться и поставить заслон ювенальной юстиции: установить порог невмешательства государства в дела семьи. А вот это идет в разрез с интересами ювенального лобби: пока этот порог не установлен, ювенальные нормы можно проталкивать, не через один закон, так через другой.

Вот почему четырем «добрым самаритянкам: двум из думской фракции «Единая Россия» и двум из Совета Федерации, пришлось сделать вид, что они шли-шли, увидели непорядок в законодательстве и решили его устранить. Спасибо им, конечно, но память у нас все-таки больше, чем у рыбы (4 секунды, если верить рекламе), мы хорошо помним, что законодатели делали этим летом.    
                                                                

Featured Posts from This Journal

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
olom1980
Nov. 20th, 2016 05:58 pm (UTC)
+
achepkunov
Nov. 20th, 2016 07:28 pm (UTC)
И еще 10000 подписей передали летом, до подписания Президентом.
mkarev
Nov. 21st, 2016 12:28 pm (UTC)
У меня память плохая, поэтому я все записываю. А переобувшихся на ходу девушек из Единой России народ будет судить. ЕСли они такие бестолковые, что не понимают за что голосуют, то это некомпетентность, а если понимают и голосуют, то злонамеренность. Пусть выбирают сами.
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

izvietta
izvietta

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow