?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Поскольку по телевизору и в прессе так называемую «декриминализацию семейных побоев» обсуждают не для того, чтобы люди смогли разобраться, а для того, чтобы повернуть общественное мнение в нужную сторону, то, прежде всего, хочу напомнить предысторию:

Статья УК РФ 116, часть 1 (Побои, причинившие боль, но не причинившие вреда для здоровья) была в УК долгие годы, в том числе и в советское время. Семьи она касалась только тогда, когда жена писала заявление на мужа, а затем - в большинстве случаев - забирала. Однако под нажимом «европейских ценностей» (по которым любые воспитательные меры, даже «никакого компьютера/телевизора/гуляния пока не сделал уроки» - насилие) эту статью стали применять к семье. Увеличилось количество детей, отобранных по синяку.


Конец 2015 г:
в своем послании Совету федерации В. Путин дал наказ законодателям избавить тех, кто в первый раз совершает преступления, которые имеют малую общественную опасность от лишения свободы, то есть, декриминализировать или перевести их из уголовного кодекса в административный.

Середина 2016 г.: Верховный суд РФ внес законопроект, который затем был принят как 323-ФЗ, он декриминализировал ряд статей (в том числе и первое получение взятки). Посмотрев, по статистике судов, что по статье 116 часть 1 (напомню, это побои, причинившие боль, но не причинившие вреда здоровью) дают очень небольшие наказания (из-за той самой малой общественной значимости), ВС предложил перевести эти побои, при первом нанесении, в административный кодекс.

Июнь 2016: в первом чтении этот законопроект был принят согласно «задумке» Верховного суда. Но, к последнему чтению Павел Крашенинников, глава думского комитета по законодательству, в нарушение положенной процедуры, внес поправки, которые выделяли в «близких лиц» в отдельную категорию и не просто возвращали побои, совершенные этими лицами в УК, а приравнивали эти побои к статье 116 части 2 (побои из расовой, социальной, религиозной ненависти, экстремизма и хулиганства), что означало запрет на примирение: заявление из полиции забрать больше нельзя, огромный срок – до 2 лет лишения свободы (для справки, за побои, которые нанесли небольшой вред здоровью, дают 4 мес. лишения свободы). Из-за спешки (депутаты уходили на летние каникулы, нужно было отчитаться перед президентом о своей работе) закон приняли вместе с этими поправками.

Июль-октябрь 2016 г.: принятый закон вызвал справедливое возмущение в очень широкой родительской среде (а это все общество, у нас и бабушки-дедушки активно принимают участие в воспитании детей). Понимая, что теперь, когда законодатели, фактически, показали на семью пальцем и сказали: «Ату!»:

- полиция к ним будет заявляться по факту синяка, полученного на горке или в секции, а любой воспитательный шлепок может привести их на скамью подсудимых;

- что после приговора у матери/отца будет уголовная судимость, а у всех членов его семьи – уголовно судимый родственник (этот нюанс очень от многих ускользает);

- что некоторые дурные подростки могут еще и шантажировать родителей;

- а также, что любые следственные действия по отношению к родителям – для опеки повод забрать ребенка из семьи.

Понимая все это, люди ставили свои подписи за отмену закона и в октябре 213 тыс. с лишним подписей были переданы президенту (потому что именно он и обещал, что ювенальной юстиции западного образца в России не будет).

Конец 2016 года: в ответ на отрицательное общественное мнение, с которым согласился и президент, группа из депутатов выдвинула законопроект, который приравнивает «близких лиц» ко всем другим гражданам России и перестал приравнивать их к ненавистникам и экстремистам, то есть, на первый раз – административное наказание. Этот законопроект был на той неделе принят в третьем чтении Госдумой, на этой - одобрен Советом Федерации.

И в средствах массовой информации началась совершенно определенная обработка общественного мнения. Одни начали публиковать опросы: «Вы за то, чтобы разрешать насилие в семье или против?» Люди, конечно, голосуют «против», им же не объясняют, что все статьи, где побоями причинен хоть малейший вред здоровью, в УК остались, что в административный кодекс переведены в первый раз совершенные побои, за которые нарушитель получит административное наказание: заключение до 15 суток, штраф или общественные работы. Другие выводят в заголовки, что депутаты «разрешили побои», тогда как они исправили свою же ошибку и восстановили равенство граждан перед законом, который не должен относиться строже к какой-либо группе общества. Не отстает и зарубежная пресса (Широко подтверждая свои выводы цитированием деятелей НКО-иностранных агентов, то есть, цитируют своих агентов)

Что творится с так называемыми либеральными сообществом, невозможно было себе представить. Те, кто лишь несколькими годами раньше оно твердило про карающий советский Уголовный кодекс, который надо смягчать, либерализовать. Была даже одна такая дама приятной наружности, Ольга Романова, которая все отстаивала права своего мужа, бизнесмена Козлова. Говорилось, что лишение свободы еще никого не исправляло, что оно ломает жизнь, что если человек не представляет опасности для общества, то зачем же его сажать и прочее, и прочее, и прочее. Такое впечатление, что по экономическим преступлениям нужен либеральный разгул, а семья должна быть поставлена в такие рамки, когда родитель, за любое воспитательное действие, за любой отказ ребенку от чего-либо, от конфеты до ночного похода в клуб, должен ожидать визит опеки или полиции.

И что же теперь говорит, феминистка-либерлка-буддистка Мария Арбатова, когда-то писавшая неплохие пьесы, но поменявшая свои способности на околополитическую «тусовку» на обсуждении декриминализации семейных побоев в Общественной палате РФ? Я - против декриминализации, я - не меньший родитель, чем Мария Мамиконян, почему она представляет родительское сообщество?

Мария Арбатова- не меньший родитель, чем Мария Мамиконян, но Мария Мамиконян возглавляет родительскую организацию, которая собрала 213 тыс.(!) физических подписей за отмену «Закона о шлепках». В 2014 году «РВС» провело по всей стране опрос (не полутора тысяч человек, как делает ВЦИОМ, а более 40 тыс. человек) по всем важным для российских семей вопросам, где выяснилось, что воспитательные шлепки не считают преступлением 98% опрошенных, а 52% применяют их при воспитании. Ну что Арбатовой-то помешало собрать подписи в поддержку своей позиции? У нее есть организация «Женщин, вмешивающихся в политику», ну так и вмешались бы. Кто-то запрещает на пикетах подписи собирать? Так что кто-то может выступать от имени родительского большинства, а кто-то - только от имени себя любимой и тусовки.



Кроме того, РВС не только собрала подписи граждан против «Закона о шлепках», родители ночами, после работы, прочитали все приговоры по статье 116 части второй (это может сделать каждый, они доступны на госпортале, конечно, без имен и адресов) и вывели статистику:



Каждый, кто прочтет хоть десяток приговоров по статье 116-й части 1-й, обнаружит, что во-первых, жертвами побоев люди становятся гораздо чаще не в семье, а на улице (толкнул и выхватил телефон, ударил и отнял гаджет) и большой процент правонарушителей находится в алкогольном опьянении. Так что уменьшить уровень этого и более тяжелого насилия можно вернув в нашу действительность вытрезвители, а также создавая рабочие места и генерируя социальное благополучие. Когда-нибудь общество разберется, во что с ним играют: либеральная концепция защищает права «свободной индивидуальной личности» алкоголика, который имеет право не лечиться и государство не может его принудительно заставлять. Данные свободные от совести личности начинают терроризировать окружающих. И вот теперь, под предлогом защиты прав уже жен и детей, те же самые круги, которые выступали против принудительного лечения алкоголизма и психиатрических заболеваний, протаскивают в законодательство тоталитарные законы контроля над семьей. Красиво ведь, правда?

И еще один вопрос в связи с Арбатовой меня интересует. Когда писательница была молодой матерью двух активных близнецов, её бы очень развлекали визиты полиции по любому синяку?

Что ещё либерально-феминистическая сторона, поддерживаемая западом, вываливает на голову граждан в качестве аргументов?

На телепередачи, на круглые столы водят (другого слова не подберу), «жертв домашнего насилия». На круглый стол в Общественной палате РФ привели женщину, в браке с боксером получившую инвалидность, сломанную руку. Женщина жаловалась на то, что она ходила в полицию, писала заявления, но дела на мужа не заводили, потому что у него высокие покровители.

Постойте – все это совершенно другие статьи, не 116-я, часть 1, а другие. 116 статья говорит только о побоях, которые не принесли вреда для здоровья, а тут – инвалидность, сломанная руках. Статьи, которые рассматривают эти побои, как были, так и остались в УК. А зачем эту женщину водят по передачам и круглым столам – понятно, что бы в обществе сложилось такое мнение, что принятый законопроект «разрешает» ломать руки-ноги. Если диалог опустился на такой уровень, то что делать тем, у кого что опека неправомочно отобрала детей (в Хакасии, например, таких случаев оказалась 50%)? Приходить на слушания со плачущими детьми? С девочкой, которая из-за синяка (маленький братик стукнул кубиком), провела в детдоме полгода?



Нам говорят: все начинается с малого. Раз шлепнул, дал ремня, а потом причинил тяжкие телесные повреждения, убил.

Но мы повсеместно видим людей, к которым в детстве применялись применялись физические наказания: это же очевидно, что они живы и здоровы и часто благодарны родителям за то, что не пошли по «кривой дорожке».

Не так давно телесные наказания и в Европе применялись повсеместно. В воспитательных целях. Совсем недавно их местные дед-морозы приходили к детям с мешком подарков за одним плечом и с розгой за другой. И, в зависимости от поведения, ребенок получал либо то, либо другое. Какая может быть связь между шлепком и убийством?

С другой стороны, если для кого-то эта связь очевидна, зачем декриминализовывать побои среди посторонних людей? Ведь подравшиеся люди обязательно станут убийцами, разве нет?

Но если говорить серьезно, то совершенно ясно, что проиграв «Закон о шлепках», сторонники внедрения прозападного контроля над семьей не успокоятся: они настроены продвигать закон о семейно-бытовом насилии. Как выразилась одна из участниц круглого стола: во всех цивилизованных странах такой закон есть, в республиках есть (!): Украине, Молдавии, Грузии, мы 10 лет его ждем-не дождемся. А закон о семейно-бытовом насилии - это такой же ювенальный инструмент вмешательства в семью - но «вид сбоку».

Вот именно из-за этой способности ювенальных групп протаскивать подобные законы в любое окно и щелочку, РВС и настаивает на установлении порога невмешательства государства в семью.


Comments

( 1 comment — Leave a comment )
oabessonov
Feb. 2nd, 2017 09:13 am (UTC)
Крашенниников ещё тот "радетель" интересов детей,только вопрос в том что он ещё и радетель интересов педофилов и гомосексуалистов. Явный интерес прослеживается в продвижении законов позволяющих отнимать детей с последующей передачей в фостерные(платные и проф.) семьи,а далее и ещё хуже -на запад к гомосекам и педофилам.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

izvietta
izvietta

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow