?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

И Астахов туда же...

Вчера Павел Астахов, уполномоченный по правам ребёнка, дал большое интервью «Коммерсант FM»: «Россия никогда не лишится детских домов, если ориентироваться на опыт Японии и США». (полная версия интервью)

Фразу, которую «Коммерсант» вынес в заголовок – показательна. У России есть такая цель – лишится детских домов? Я не поняла, сироты перестанут появляться? И чем таким дискредитировали себя детские дома, чтобы все их пустить под нож?


На совете колонии. Справа - Макаренко (Подробнее - здесь)

В качестве отступления – только сегодня утром директор одного детского дома сказал мне, что не может присутствовать на встрече в субботу, так как в этот день выпускник его детдома – круглый сирота – принимает присягу, а потом едет с ним в детский дом в увольнительную.

Читаем интервью: «Но у нас же четыре формы семейного устройства: есть патронат, есть приёмная семья, есть опека и попечительство, и есть усыновление. Вот сейчас разрабатывается пятая форма – это как раз возмездная опека, и такая форма, как профессиональная семья. Не надо бояться этого термина, хотя он сам по себе, конечно, звучит немножко…

— Отдает цинизмом каким-то лёгким, да?

— Да, потому что, опять же, откуда этот цинизм? Цинизм оттого, что есть опыт профессиональных приёмных семей, так называемых фостерных семей Америки, где ребенок, когда попадает в такую фостерную семью, он должен её поменять в течение 15 месяцев, но если по каким-то обстоятельствам прямо все супер-пупер, тогда ещё продлевают срок, и таким образом ребенок иногда по 10-12 семей меняет. Это профессиональная фостерная семья. Мы не этот опыт копируем, наоборот…».


А чей опыт вы копируете? Что значит, «наоборот»? Пока Дзугаева* на своих пресс-конференциях говорит о том, что устройство в фостерные семьи носит именно временный характер.

Дальше:

«Так вот, мы увидели интересую вещь, что в коррекционных интернатах, в детских домах-интернатах, где берут тяжёлых детей, берут первыми детей с инвалидностью, знаете, кто? Сами работники интерната.

Много могу примеров привести, когда работает человек в интернате, видит этих детей каждый день, их обслуживает, обеспечивает, помогает, привязывается к ребёнку и говорит: "Я заберу его". И в этой ситуации, представьте себе, медицинский персонал или сестра, нянечка, воспитатель, неважно, кто, работает за зарплату в интернате, у неё в группе может быть и 20, и 30 таких детей. Когда она берёт этого ребёнка, она профессионал, она профессионально за этим ребёнком ухаживает, когда она его берет к себе под эту новую форму, она получает достойную, большую зарплату, но занимается одним, двумя, максимум тремя детьми. Есть же смысл в том, чтобы по мере сокращения, освобождения мест в детских домах и сокращения, в том числе, и персонала людей этих трудоустраивать в этой новой форме».


Ну, хорошо, этих двоих заберет нянечка, того – логопед, третьего – медсестра, ещё двоих – директор. А остальных куда? И ведь всем этим детям нужна постоянная медицинская помощь…

Идем дальше:

«… конечно, я не могу сказать, что государство стало по 1 млн. руб. платить за каждого сироту. Если бы мы ввели такую норму, у нас бы завтра ни одного не осталось ребёнка в детском доме – это правда. Мы сейчас идем от другого. Мы сейчас смотрим, что можно сделать с точки зрения рационализации этой системы. Ведь система же не реформировалась 100 лет. О чем мы говорим последние 20 лет? Система не реформировалась, начиная где-то с 1917 года. С 1917 года, когда создали систему детских домов, и гениальный совершенно педагог Антон Семёнович Макаренко делал ставку на детский дом и говорил: "Детская воспитательная группа, детский дом — это будущее человечества".

Детский дом, как он говорил, воспитательная группа и детский дом должны воспитывать и государство, и общество, и родителей, и всех-всех-всех. Даже была в свое время целая система, когда наркомы отдавали своих детей в детские дома. Но за 100 лет система переродилась, она переродилась настолько, что сегодня в детском доме тратится больше денег в разы, чем просто родной семье или приёмной выделяется государством для воспитания детей, поэтому мы и стараемся сегодня перевернуть систему, с головы на ноги поставить. (Выделение мое – I.)

— Это интересно, конечно. Идеология, конечно, изменилась, хотя в этом подходе, он не близок мне идеологически, но в этом бы была, конечно, красота замысла, что такие структурные элементы, детские дома, которые формируют, растят, выращивают специального гражданина.

— Нет, это совершенно вписывалось в советскую идеологию того времени.

Да, это интересно.

— Действительно он сделал гениальную вещь, потому что ведь мало кто проанализировал, что Антон Семенович Макаренко, собрав вчера малолетних бандитов с улиц, сделал из них завтрашних героев, которые выиграли Великую Отечественную войну. Вот такую параллель проведите.

Да, провожу.

— Первые герои Великой Отечественной войны, вспомните, — это все бывшие беспризорники, это отчаянные ребята.

Я предлагаю такую провести аналогию: как Бисмарк сказал, что прошлую войну выиграл школьный учитель истории, это была Франко-прусская война, а Великую Отечественную, можно сказать, что выиграл Макаренко.

— Педагог Макаренко, да.

— Это интересно. Мне кажется, мы впервые…

— Недаром американцы изучают незаслуженно забытый опыт Макаренко, но с поправкой на…».


Стоп, значит, Макаренко в детских домах воспитывал из малолетних правонарушителей и беспризорников Героев Великой отечественной войны, американцы изучают незаслуженно забытый опыт Макаренко, а мы изо всех сил от детских домов избавляемся?

Потому что система, видите ли, переродилась! Так переродилась не система, переродилось общество. Главное в нем решают деньги, оно растит индивидуалистов и шкурников: «каждый сам за себя, таков закон джунглей!». И что вы будете с этим делать? Где гарантия, что если это общество «переродило» систему детских домов, то оно вдруг создаст в массовом порядке здоровую платную семью и здоровую службу сопровождения платных семей, а не просто соберет людей, которые будут решать свои материальные проблемы за счет сирот.

А главное, нельзя забывать, что:
а) хорошие детские дома в России есть (и их закрывают в первую очередь, так как часто стоят они на очень дорогих участках земли);
а) уничтожение детских домов и введение фостерной системы лоббируют сектанты, уже просто потому, что им нужно вербовать в свои ряды сторонников, а в детских домах это делать невозможно (уже писала об этом и обещаю написать подробнее).

В качестве заключения: в США есть НКО “Adopted for – good” – это объединение приёмных детей. Из названия понятно, что дети довольны тем, что их в свое время усыновили. Часть этих усыновленных в прошлом детей – из России, причем, как это можно прочесть на их сайте на страничке «Наши истории», несколько человек были усыновлены в 90-е (!) годы из одного и того же детского дома № 31 города Ленинграда. Так вот все они в своих воспоминаниях пишут о том, какой этот детский дом замечательный: прекрасные воспитатели, друзья, огромное количество кружков… Все воспитанники отзываются об этом детском доме прямо-таки в восторженных тонах. Так если в 90-е не все детские дома переродились, почему сейчас должны?

_________________________________

*Дзугаева Алла Зауровна. Заместитель руководителя Департамента социальной защиты населения города
Москвы.




Comments

( 1 comment — Leave a comment )
mkarev
Jan. 16th, 2015 04:34 pm (UTC)
Астахов - флюгер. Что такое перерождение, это подчинение всего и вся культу товарно-денежных отношений. А семья это не деньги, не производственный коллектив и тем более не инкубатор для детей, там личность воспитывают.
Неужели господину Астахову не понятно, что мотивация родителей, приемных или нет, но искренне любящих детей, никак не сводится к зарплате и получению выгод от ребенка?

( 1 comment — Leave a comment )

Profile

izvietta
izvietta

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow